Имущество промышленных предприятий как объект налога на недвижимость

Опубликовано в БУХГАЛТЕРИИ № 46 (1293) от 13 НОЯБРЯ 2017 года


Налог на недвижимое имущество

Александр ЕФИМОВ, доцент кафедры гражданского и трудового права Киевского национального экономического университета им.В.Гетьмана, к.ю.н.


Валерий Ломовцев как-то написал, что «язык — это форма передачи сути». Однако все зависит от того, насколько четко человек умеет словом выражать свои мысли. И если этот человек — автор закона, применять который обязаны другие, то умение словами четко и ясно передавать суть является обязанностью такого человека. Ну хотя бы потому, что последствия ненадлежащего исполнения таких обязанностей иногда бывают довольно существенными. Классический пример — проблема, возникшая вследствие фискального толкования норм НКУ в части уплаты налога на недвижимое имущество.

В соответствии с пп.266.2.2 ст.262 Налогового кодекса Украины здания промышленности, в частности производственные корпуса, цеха, складские помещения промышленных предприятий не являются объектом обложения налогом на недвижимое имущество, отличное от земельного участка. Казалось бы, все просто и понятно: есть перечень (неисчерпывающий) зданий промышленности (объектов), есть субъект — промышленные предприятия. Если все вместе (объект и субъект) «объединяется», то такие объекты недвижимости не являются объектом обложения указанным налогом. Однако есть две нерешенные проблемы в таком применении слов:

  • что такое промышленное предприятие, которому принадлежат здания промышленности;
  • на каких условиях такое промышленное предприятие этими объектами владеет и владеет ли вообще?

Ответы на эти вопросы авторы НКУ учтиво обошли. Попытки найти такие ответы в законодательстве также успеха не имели. Например, в соответствии с приказом Государственного комитета Украины по промышленной безопасности, охране труда и горному надзору от 27.03.2007 г. № 61 «Об утверждении Правил безопасности в газовом хозяйстве коксохимических предприятий и производств» «промышленное предприятие — уставный субъект, имеющий право юридического лица, а также осуществляющий производство и реализацию продукции определенных видов в целях получения прибыли». А согласно постановлению КМУ от 18.03.2009 г. № 284 «Вопросы ввоза на таможенную территорию Украины промышленными предприятиями товаров в целях создания новых производств с внедрением энергосберегающих технологий» «промышленным предприятием является уставный субъект хозяйствования, планирующий создать новое производство с внедрением энергосберегающих технологий в целях реализации продукции, товаров и услуг и получения прибыли».

И хотя первый нормативно-правовой акт ныне действует, а постановление КМУ утратило силу, оба они к налоговым отношениям не имеют никакого отношения. Поэтому и применить их в целях определения, является ли объектом налогообложения промышленное здание, шансов немного.

ГФС как фискальный орган заняла, конечно, фискальную позицию. Например, в письме от 21.03.2017 г. № 3778/Є/99-99-13-02-03-14 ГФС в отношении физических лиц отметила, что их объекты недвижимости, даже если они осуществляют предпринимательскую деятельность, «не определены пп.«є» пп.266.2.2 п.266.2 ст.266 НКУ в качестве объектов недвижимости, не являющихся объектами обложения налогом на недвижимое имущество, отличное от земельного участка». То есть на физических лиц указанная норма не распространяется не потому, что их деятельность не является промышленной, а потому, что они — физические лица.

То, что физическое лицо не является предприятием, вполне понятно. Но абсолютно непонятно, почему физическое лицо, арендующее здание промышленности, собственником которого является промышленное предприятие, должно уплачивать указанный налог. Ведь все признаки для невключения в состав объектов налогообложения указанных помещений налицо.

Другим примером фискального подхода к указанным проблемам является толкование того, относится ли то или иное предприятие к промышленным, исходя из применения КВЭД (см. ИНК от 09.10.2017 г. № 2172/6/99-99-12-02-03-15/ІПК на с.58 этого номера). Насколько же правомерна ссылка ГФС на КВЭД для отнесения того или иного предприятия к промышленным?

В соответствии с ч.5 ст.259 ХКУ национальные классификаторы являются составной частью национальной системы классификации. А согласно ст.260 ГКУ «общая классификация отраслей экономики является составной частью единой системы классификации и кодировки технико-экономической и статистической информации, используемой субъектами хозяйствования и другими участниками хозяйственных отношений, а также органами государственной власти и органами местного самоуправления в процессе управления хозяйственной деятельностью».

Однако самая лучшая аргументацию неприменения КВЭД относительно определения того, промышленным или непромышленным является предприятие, приведена в самом КВЭД. Так, в соответствии с разделом І КВЭД он «устанавливает основы для подготовки и распространения статистической информации по видам экономической деятельности». «Основное назначение КВЭД — определять и кодировать основные и второстепенные виды экономической деятельности юридических лиц, обособленных подразделений юридических лиц, физических лиц — предпринимателей».

Кроме того, КВЭД обязан обеспечивать:

  • статистический учет предприятий и организаций по видам экономической деятельности;
  • проведение государственных статистических наблюдений экономической деятельности и анализа статистической информации на макроуровне;
  • сопоставление национальной статистической информации с международной вследствие применения единой статистической терминологии, статистических единиц, а также принципов определения и изменения видов экономической деятельности предприятий.

То есть КВЭД — это статистический инструмент для упорядочения экономической информации. Однако он не всегда соответствует всем нуждам пользователей за пределами статистической системы, в связи с чем могут возникнуть противоречия относительно юридического использования кода КВЭД. Следует иметь в виду, что сам код вида деятельности не создает прав или обязанностей для предприятий, не влечет за собой никакого правового последствия. Код вида деятельности необязательно является достаточным критерием для выполнения условий, предусмотренных нормативными актами. В применении нормативных актов или контрактов код вида деятельности — это предположение, а не доказательство. Так указано в Классификации видов экономической деятельности ДК 009: 2010 (приказ Госпотребстандарта Украины от 11.10.2010 г. № 457).

И еще одна цитата из указанного нормативного акта: «любое использование КВЭД не для статистических нужд (административных или нормативных) осуществляют сами пользователи по собственным правилам, отвечая за это и надлежащим образом поясняя такое использование». Следовательно, ссылка на КВЭД для отнесения того или иного предприятия к промышленным некорректна.

В итоге имеем, с одной стороны, требование НКУ о статусе промышленного предприятия для получения права не относить здания такого предприятия к объектам обложения налогом на недвижимое имущество. С другой стороны — отсутствие правового механизма приобретения и подтверждения статуса промышленного предприятия способом, установленным законом.

Самое время вспомнить о существовании ч.2 ст.19 Конституции Украины, в соответствии с которой органы государственной власти и органы местного самоуправления, их должностные лица обязаны действовать только на основе, в пределах полномочий и способом, предусмотренными Конституцией и законами Украины. Поэтому применение КВЭД для определения «промышленного» статуса предприятия не является способом, предусмотренным Конституцией и законами Украины.

Более того, при возникновении конфликта по поводу определения «промышленного» статуса предприятия и доведения этого конфликта до суда, следует вспомнить о существовании ч.2 ст.71 Кодекса административного судопроизводства Украины, в соответствии с которой в административных делах о противоправности решений, действий или бездеятельности субъекта властных полномочий обязанность по доказыванию правомерности своего решения, действия или бездеятельности возлагается на ответчика, если он возражает против административного иска.

То есть в случае начисления предприятию налога на недвижимое имущество, отличное от земельного участка, вследствие того, что плательщик налога не является промышленным предприятием, доказывать отсутствие статуса промышленного предприятия должен контролирующий орган, а не плательщик налога. И если налоговики будут доказывать отсутствие такого статуса истца ссылками на КВЭД, то истец сможет им возразить.

Кроме того, на помощь налогоплательщику должна прийти также презумпция правомерности решений плательщика налога, которая заключается в том, что решения налогоплательщика правомерны в случае, если норма закона или другого нормативно-правового акта, изданного на основании закона, либо если нормы разных законов или разных нормативно-правовых актов допускают неоднозначную (множественную) трактовку прав и обязанностей налогоплательщиков или контролирующих органов, вследствие чего есть возможность принять решение в пользу как налогоплательщика, так и контролирующего органа (пп.4.1.4 ст.4 НКУ).

Многих конфликтов можно было бы избежать, если бы законотворцы были аккуратнее в применении слов.