Нина ЮЖАНИНА: «Должен быть стимул работать и показывать большие доходы»

Опубликовано в БУХГАЛТЕРИИ № 45 (1240) от 7 НОЯБРЯ 2016 года


Налоговая реформа
Разговор ведёт Ольга ГЕРМАНОВА

Южанина Нина Петровна

Народный депутат Украины. С мая 2015 года председатель Комитета Верховной Рады Украины по вопросам налоговой и таможенной политики. Заслуженный экономист Украины.

Работала бухгалтером, экономистом, главным бухгалтером, возглавляла управление аудита в районной инспекции Государственной налоговой администрации в Киевской области.

С 2003 года до избрания в парламент в 2014 г. занимала должность аудитор-директора ООО АФ «Европейская аудиторская группа».

Является инициатором либеральной налоговой реформы, предусматривающей, в частности, снижение ставок налогов, упрощение администрирования, замену налога на прибыль налогом на выведенный капитал.

Эпопея с налоговой реформой, которая длится уже третий год, наконец вошла в логичное русло. И хотя реформы как таковой ждать сейчас не приходится, соответствующим законопроектом предусмотрено совершенствование администрирования, устранение ранее допущенных ошибок и внесение других технических поправок, направленных на облегчение взаимодействия между государством и налогоплательщиками. А главное – в отличие от прошлогодней ситуации, правительство и парламент работают над изменениями совместно, а не врозь. Каковы эти изменения и каких налоговых новаций следует ожидать в дальнейшем, БУХГАЛТЕРИЯ спросила у председателя Комитета Верховной Рады по вопросам налоговой и таможенной политики Нины Южаниной.

– Нина Петровна, одно из ключевых решений, принятых недавно на заседании Нацсовета реформ, – введение налога на выведенный капитал. Когда это реально может произойти?

– Надеюсь, с 1 января 2018 года.

– А если Минфин займет принципиальную позицию в этом плане, будет ли Комитет предлагать свой законопроект по налогу на выведенный капитал?

– Кабинет Министров и Министерство финансов получили задание по разработке целого раздела Налогового кодекса на замену налога на прибыль. Возможно, в ходе дискуссии появятся конкретные предложения относительно налога на выведенный капитал от Министерства финансов и других экспертов, поскольку до сих пор этого не было. Часть общества, которая уже давно восприняла суть налога на выведенный капитал, не участвовала в дискуссии, происходящей в последнее время, когда Минфин готовил проект закона. Дискутировали только те стороны, которые в прошлом году не разделяли нашу точку зрения, не поддерживали предложение о налоге на выведенный капитал. Поэтому было трудно говорить с Министерством финансов. Это во-первых. А во-вторых, я сейчас не уделяла огромного внимания налогу на выведенный капитал, потому что поняла, что мы его не сможем ввести с 1 января 2017 года. И поэтому, чтобы не терять время, я больше занималась вопросами администрирования налогов, структурной реформы ГФС, перераспределения функций этого контролирующего органа.

Сейчас, буквально через несколько часов после того как правительство одобрило проект закона, мы договорились с Министерством финансов, что начнем работать над налогом на выведенный капитал в ближайшее время и, я полагаю, что это будет плодотворная работа. Главное одно: сохранить суть налога на выведенный капитал. При этом нам не обязательно сохранить авторство коллектива законопроекта № 3357 «О внесении изменений в Налоговый кодекс Украины в части налоговой либерализации». Необходимо достичь цели: ввести налог и работать с ним, как это сделала Эстония, как это сделает Грузия с 1 января 2017 года.

Если в ходе дискуссии у нас возникнут вопросы, непонимание того, как вообще работает система, я буду настаивать на совместной поездке в Эстонию. Это наилучшая возможность узнать, как работает этот налог там и что он дает. Я хочу, чтобы представители Минфина услышали, какой эффект получила Эстония при введении налога на выведенный капитал и какие недостатки были при его запуске. Это чтобы не повторять ошибок, а сразу выйти на более или менее ровный режим применения данного налога и работать на результат.

– В Комитете есть наработанный и доработанный текст соответствующего законопроек-та. Как Вы считаете, насколько он может измениться?

– Я не настаиваю на том, что нужно полностью взять текст законопроекта, наработанный нами после проекта № 3357, ведь в проекте № 3357 мы включали этот блок на том этапе, как мы воспринимали, понимали и могли изложить раздел III Налогового кодекса осенью прошлого года.

– Тогда еще речь шла о введении налога на распределенную прибыль...

– Да, а за этот год мы выросли и наработали новый текст. Он более совершенный, профессиональный. Буду стараться делать все для того, чтобы законопроект претерпел минимум изменений – от начала подготовки его к регистрации в парламенте до окончательного принятия. Предыдущая практика показала, что почти все законопроекты дорабатываются в Комитете. Это неверный путь. Поскольку сейчас большинство авторов и также правительство сотрудничают с Комитетом, то и технические, и некоторые чисто профессиональные поправки мы будем обсуждать в секретариате Комитета в процессе подготовки с инициаторами законопроекта и экспертами. Так будет удобнее.

– По поводу текущих изменений в Налоговый кодекс, которые утвердило правительство. Кроме налога на выведенный капитал, что для Вас приемлемо, а против чего категорически выступаете?

– Я вообще не хочу говорить, что в законопроекте налогу на выведенный капитал уделено большое внимание. Нет. О налоге на выведенный капитал – всего лишь одна строка, но она открывает перед нами новые законотворческие возможности.

Сам законопроект, который вчера(1) утвердило правительство, очень емкий, значимый. Практически все предложенные изменения в данном законопроекте существенны, воспринимаю их необходимыми и для бизнеса, и для государства.

(1)26 октября 2016 года (прим. ред.).

– Когда Вы ожидаете принятие изменений в Налоговый кодекс? Могут ли их принять раньше, чем в декабре?

– Я думаю, что, учитывая все сроки, которые есть у нас впереди, скорее всего, мы сможем рассмотреть законопроект в первом чтении до конца ноября, а в декабре, хотя бы в середине, рассмотреть во втором чтении и в целом.

– Вопрос «вечный»: будет ли принят закон о разовом декларировании?

– Что касается разового декларирования, то мы обязательно должны пройти эту процедуру. В противном случае я не вижу в дальнейшем возможностей двигаться в сторону либерализации налогов, поэтому основное внимание нужно сейчас уделить налогу на доходы физических лиц. НДФЛ – это самая большая проблема в налогообложении, ведь  огромная часть заработных плат находится в тени именно потому, что слишком велика налоговая нагрузка на фонд заработной платы, состоящая из НДФЛ и ЕСВ.

По ЕСВ мы предприняли кардинальный шаг в прошлом году, когда приняли решение об уменьшении ставки взноса вдвое. Это означает, что в ближайшее время мы не сможем двигаться в сторону уменьшения этой ставки, так как вообще без реформы пенсионной системы нельзя говорить об уменьшении ставки или каких-либо других изменениях в администрировании ЕСВ. Но у нас есть еще шанс на уменьшение ставки НДФЛ. Чтобы воплотить это, нужно переходить к новой системе налогообложения доходов физических лиц, при которой мы должны обязательно внедрить косвенные методы контроля за расходами физических лиц. Без этой составляющей либерализацию проводить невозможно. И пример тому – 2016 год, на который очень часто ссылаются некоторые эксперты, не являющиеся сторонниками снижения ставки ЕСВ. Они утверждают: посмотрите, пожалуйста, произошло ли увеличение базы налогообложения в 2016 году? Нет, только частично, и то исключительно за счет госслужащих. Я обращалась с запросом в фискальную службу относительно данных по уплате ЕСВ определенными категориями работников. Действительно, выглядит так, что частный сектор не увеличил отчисления ЕСВ в такой же пропорции, как государственный сектор. И это произошло потому, что мы предусмотрели недостаточно стимулов и недостаточно возможностей для выведения заработной платы из конвертов в легальную плоскость.

Надеюсь и уже располагаю отзывами от большого количества предприятий о том, что в 2017 году они собираются легализовать зарплату. Опыт подтвердил, что государству можно доверять. 2016 год показал, что мы не будем изменять курс, а это означает стабильность, которую от нас так ждали.

– В прошлом году ставки НДФЛ изменились с 15 и 20% (с суммы, превышающей 10 минимальных зарплат) на 18% для всех. Считаете ли Вы это справедливым?

– Я считаю справедливой единую ставку 18%, но она слишком велика. Стоит использовать какую-то европейскую модель или даже американскую по налогообложению семейного дохода и предоставлению большинства скидок по результатам годовой декларации семьи. Это будет более правильный подход. И считаю, что для того чтобы  воспитать налоговую культуру, необходимо, чтобы и богатые, и бедные уплачивали с каждой гривни одинаковую ставку налога. Не надо бояться быть богатым. Не надо скрывать, что ты получаешь более высокие доходы, чем другие. Это должен быть стимул – работать и показывать большие доходы.

Вы посмотрите, как это всегда происходит. Если мы начинаем строить прогрессивную шкалу налогообложения, то руководство и топ-менеджмент компаний либо дробят зарплату на своих работников, либо прибегают к другим подобным возможностям, но никто высокие зарплаты не показывает. Даже сейчас, когда были названы зарплаты топ-менеджмента на некоторых государственных предприятиях, то в обществе их обсуждали с большим удивлением, возмущением – мол, откуда такие зарплаты? Да такие же зарплаты и в частном секторе существуют, только в частном секторе они выплачиваются по-другому. А в государственном выплачиваются «белые» зарплаты. Такие зарплаты есть в стране и бояться этого не следует. Действительно, имеет место большое расслоение, поскольку значительное количество людей получает минимальные зарплаты. Но это не значит, что работающий человек, который хорошо зарабатывает, должен стыдиться этого. Так быть не должно.

– В правительственном законопроекте изменений в Налоговый кодекс я не увидела Вашего предложения о введении категории плательщиков, которые занимаются индивидуальной деятельностью без регистрации предпринимателем, имеют годовой доход до 250 размеров минимальной зарплаты и уплачивают НДФЛ по ставке 10% от минзарплаты в месяц. Почему?

– Это точно так же, как и с налогом на выведенный капитал. Мы – опять-таки возвращаюсь к проекту № 3357 – предлагали широкий подход к предоставлению новых возможностей предпринимателям, чтобы прекратить разговоры о том, что упрощенную систему налогообложения надо менять. Предлагали и сейчас в ходе дискуссии с Министерством финансов. Но решили отступить, поскольку несколько раз пришлось возвращаться к одному и тому же и снова мы не были услышаны до конца. Даже элементарные вещи не воспринимались, почему мы настаиваем на решении проблемы таким способом, а свой вариант не предлагался. Планируем подойти к данному вопросу отдельно, в комплексе и с НДФЛ, и с единым налогом, и это все надо решать не поспешно, учитывая социальное недовольство ввиду любой информации, которую не дочитали, не поняли или неправильно истрактовали.

– Так называемые акцизные законопроекты «О внесении изменений в Налоговый кодекс Украины по пересмотру ставок некоторых налогов» (реестр. № 5044) и «О внесении изменений в Налоговый кодекс Украины» (реестр. № 5132) пока что зависли. Будет ли возврат к пересмотру ставок акцизного налога и в каком именно виде этот пересмотр произойдет?

– Считаю, что законопроекты № 5044 и № 5132 на самом деле не зависли, ведь они являются ресурсными для бюджета-2017. Поэтому мы будем их рассматривать. Мы включим их в повестку дня и мне бы хотелось быстрее начать их рассмотрение на комитете, услышать мнения коллег, представителей отрасли и поставить в конце концов точку в той нелепости, которая возникла вокруг увеличения ставок акцизного налога и других платежей. Я думаю, что увеличение на индекс потребительских цен и на индекс цен производителей промышленной продукции, предусмотренное в законопроекте № 5044, должно произойти. Что касается повышения специфической ставки и минимального налогового обязательства по акцизному налогу до 30%, закрепленных в законопроекте № 5132, то необходимо просчитывать вероятный эффект и слушать отрасль.

Не перестаю удивляться: почему соседние страны осуществляют более прогнозируемую и правильную политику относительно повышения акцизного налога? Почему мы не учитываем этот опыт и не реагируем на то, что происходит в Беларуси, Молдове, откуда могут завозиться дешевые сигареты, не строим свою политику в зависимости от окружающей обстановки?

– Какая участь ждет СЭА НДС? В частности, какая позиция выработана относительно блокирования налоговых накладных и даты его ввода в действие?

– В изменениях в Налоговый кодекс, поддержанных правительством, содержится несколько статей о блокировании налоговых накладных. Таким образом, эксперимент по приостановлению электронного договора, который проводился в ГФС в г. Киеве, показал: если бы такие действия были проведены в масштабах всей страны, мы бы смогли бороться с остатками возможностей по хищению НДС, которые все еще имеются в системе электронного администрирования. Все знают, что СЭА НДС принесла пользу государству, а также, видимо, и плательщикам. В начале было огромное отвлечение оборотных средств через систему депонирования (по подсчетам экспертов, до 15 млрд грн.), но впоследствии к ней приспособились. Поставщик – покупатель построили отношения таким образом, что поставщик или продавец перестал задерживать сроки регистрации налоговых накладных, и круговорот заработал правильно, ровно, без значительных срывов. Самое главное было – запустить эту систему.

В то же время появились новые инструменты использования в системе фиктивного НДС и это уже стало большой проблемой. Сейчас львиная доля злоупотреблений – так называемые скрутки: преобразование одного товара на входе в другой на выходе. Потери колоссальные. Поэтому, учитывая опыт, полученный в ходе эксперимента в Киеве, мы коллегиально, то есть эксперты, представители фискальной службы, Министерства финансов, секретариата Комитета, приняли решение о том, что правильнее было бы не блокировать всю электронную отчетность плательщика. Мы можем найти механизмы и блокировать налоговую накладную с фиктивным НДС на этапе ее регистрации. И если это делать в масштабах страны, злоупотребления прекратятся сразу – в системе через посредников не будет рассеиваться, раздаваться фиктивный налоговый кредит. Налоговые накладные смогут блокировать исключительно в автоматическом режиме на основе системы рисков налоговых накладных, которая будет разработана Минфином. Сама же система рисков будет все время совершенствоваться для того, чтобы под блокирование попадало как можно меньше налоговых накладных, которые действительны, корректны, но по той или иной причине сработала система рисков.

– Предположим, налоговую накладную, в которой плательщик уверен, заблокировали. Какими должны быть дальнейшие действия плательщика?

– Если сработала система блокирования, то плательщик в течение пяти дней должен представить подтверждающие документы, после чего эта налоговая накладная либо регистрируется, либо она не регистрируется никогда. В это время плательщик налога может регистрировать следующую налоговую накладную, и, если по ней не сработала система рисков, то он спокойно работает и разбирается только по поводу той налоговой накладной, которая была заблокирована. Это более облегченный способ блокирования, чем, например, в ГФС в г.Киеве, потому что когда там на пять дней блокировали договор, то никаких последующих действий плательщик не мог совершить, пока не принес документы и пока комиссия, созданная в Киеве, не приняла решение о разблокировании. Сейчас будет проще. Тем более что электронный кабинет налогоплательщика позволит представлять документы в электронном виде.

Возможно, кто-то случайно попадет в такие ситуации, когда необходимо будет давать пояснения налоговому органу. Это с одной стороны. С другой, я хочу верить, что все плательщики налога заинтересованы, чтобы в системе не «гулял» фиктивный НДС. И поскольку мы создаем не очень комфортные условия для плательщика, то приняли совместно с правительством решение о том, что наличие налоговой накладной, зарегистрированной в СЭА НДС, у покупателя, является достаточным основанием для налогового кредита и не требует от него доказательств – связано это с хозяйственной деятельностью или не связано, есть факт поставки или нет, и всех других доказательств, которые сейчас требует налоговая при проведении проверки цепочки, в которой фигурировал фиктивный налоговый кредит. Правда же, неприятно, когда говорят, что вы пятая компания в цепочке, но должны нести солидарную ответственность за весь НДС в ней? Чтобы этого не было, нам необходимо блокирование налоговых накладных.

– Будут ли действовать старые и заключаться новые договоры о признании электронных подписей после внедрения электронного кабинета?

– Будут действовать старые договоры. Единствен-ное – плательщику необходимо будет подать заявление о выборе дальнейшего способа общения с контролирующим органом – либо через электронный кабинет, либо в бумажном виде. Мы отработали разные варианты и пришли к выводу, что комбинировать ситуации, в которых налогоплательщик хочет – пользуется электронным кабинетом, хочет – не пользуется, не получится. Тогда нельзя будет реализовать все задачи и функции налогового органа по работе с плательщиком.

– После того как было принято решение, что обобщающие налоговые консультации будет предоставлять Минфин, появились комментарии, что Минфин еще ни одной такой консультации не предоставил…

– Да.

 – А будут ли действовать и в течение какого времени индивидуальные налоговые консультации ГФС, полученные плательщиком ранее?

– Индивидуальные налоговые консультации будут пересмотрены и внесены в единую базу налоговых консультаций, размещенную на сайте контролирующего органа. Хотя сами консультации по-прежнему будут носить индивидуальный характер. Это делается потому, что все мы знаем историю с индивидуальными консультациями, которые по одному и тому же вопросу могли содержать разные, а порой и противоположные ответы. Если в будущем индивидуальная налоговая консультация, которой руководствовался плательщик, будет изменена или отменена, то к самому плательщику никакие финансовые санкции не могут быть применены.

– Несколько пленарных недель подряд в расписание заседаний Верховной Рады Украины включают проект закона № 0940 «О внесении изменений в Налоговый кодекс Украины (в части налогообложения наследства)», принятый в первом чтении еще в 2014 году. Ситуация жизненная, особенно в связи с проведением АТО. Когда стоит ожидать освобождения от уплаты НДФЛ наследников второй степени родства?

– Я постоянно отправляю письмо на имя спикера Андрея Парубия и прошу включить в расписание заседаний законопроекты, которые подготовлены нашим комитетом к рассмотрению во втором или первом чтении. И среди них первым указываю проект № 0940. Недавно была на своей родине и видела – столько людей просто нуждаются в принятии этого законопроекта. Надеюсь, в ближайшее время закон будет принят.