Административная ответственность
Консультируют Независимые эксперты

Опубликовано в БУХГАЛТЕРИИ № 15 (1262) от 10 АПРЕЛЯ 2017 года
Дмитрий РОЖЕНКО, юрист, к.ю.н.

Органом ГФС проведена проверка предприятия А, по результатам которой составлен акт и скорректирована (уменьшена) сумма налогового кредита по НДС. Основанием для такого вывода послужил следующий факт. С точки зрения контролеров, операция между предприятием А (покупатель) и предприятием Б (поставщик) содержит признаки нереальности, поскольку директор предприятия Б, выполняющий одновременно функции бухгалтера, не знаком с правилами ведения бухгалтерского учета, к его ЭЦП имеют доступ третьи лица, в результате чего возникают сомнения в причастности руководителя к составлению первичных документов. Имеются ли в данном случае основания для признания хозяйственной операции фиктивной и, соответственно, уменьшения суммы бюджетного возмещения НДС?

В первую очередь, отметим, что согласно положениям ст.1 Закона о бухучете хозяйственная операция — действие или событие, которое вызывает изменения в структуре активов и обязательств, собственном капитале предприятия. Анализируя понятие «хозяйственная операция», можно очертить следующие ее признаки:

  • появление (выбытие) активов (как оборотных, так и необоротных);
  • возникновение обязательств, что является следствием появления (выбытия) активов (например, обязательство по оплате приобретенного товара);
  • изменение (уменьшение/увеличение) размера собственного капитала (например, вследствие оплаты полученного товара).

При этом следует обратить внимание, что операция будет иметь статус хозяйственной (а значит, считаться совершенной) лишь в том случае, если она будет сочетать в себе все без исключения вышеприведенные признаки.

Нельзя не отметить привычный для бухгалтеров постулат о том, что реальность хозяйственной операции подтверждается первичными документами, которые и фиксируют факт ее осуществления. Однако с внесением Законом № 1724 изменений в ст.1 и 9 Закона о бухучете первичный документ с 03.01.2017 г. уже не имеет статуса документа, подтверждающего факт совершения хозяйственной операции, а только содержит информацию о ней. Но, несмотря на это, информацию эти документы содержат о конкретной хозяйственной операции, только теперь помимо первичных документов актуальны будут и документы вспомогательные. И если у предприятия присутствуют первичные документы, содержащие информацию о конкретной хозяйственной операции, а к ним прилагаются еще и вспомогательные документы (например, сертификаты качества, переписка с контрагентом), есть все основания утверждать, что операция, действительно, имела место. При этом степень детализации описи хозяйственной операции значения не имеет, поскольку таковая действующим законодательством не устанавливается.

Необходимо отметить, что первоочередное внимание следует уделять именно факту наличия документов первичного бухгалтерского учета, составленных с соблюдением требований Закона о бухучете. При этом на втором плане остается уровень знаний и навыков того человека, который составлял эти документы. Соответственно, даже если директор предприятия-поставщика и не знаком с правилами ведения бухгалтерского учета, но все документы, подтверждающие факт осуществления хозяйственной операции, составлены надлежащим образом, нет оснований говорить о нереальности такой операции. В подтверждение изложенной позиции можно привести определение ВАСУ от 08.02.2017 г. по делу № К/800/6332/14.

Стоит упомянуть и ст.61 Конституции Украины, согласно которой юридическая ответственность лица носит индивидуальный характер. Так, нарушение поставщиком (предприятием Б) требований налогового законодательства или правил ведения хозяйственной деятельности не может служить основанием для вывода о нарушении покупателем (предприятием А) требований закона в части формирования налогового кредита и затрат. Исключением из общего правила может быть ситуация, когда в отношении директора предприятия-поставщика имеется вступивший в силу приговор суда по ст.205 УКУ (фиктивное предпринимательство). Данный подход базируется на том, что сам факт наличия приговора суда по указанной статье свидетельствует о нелегальной деятельности такого субъекта хозяйствования, а значит, все совершенные им операции имеют статус фиктивных (см., например, постановление ВСУ от 22.03.2016 г. по делу № 2а-1670/7873/11).